17:14 

+Любимые цитаты

Риджер
изображение
Одна из любимых книг детства.

Во-первых, прекрасные обеды.
Когда Ломтику приходилось обедать одному, мама всегда оставляла ему какой-нибудь интересный обед. На этот раз на подносе лежало четыре пакета. Один был завёрнут в синюю бумагу и заклеен красной полоской. На нём стояла большая цифра «1», и Ломтик вскрыл его в первую очередь. Внутри оказалось три сандвича со сливочным сыром, который мама сама делала.

Ломтик съел сандвичи и открыл пакет № 2, завернутый в розовую папиросную бумагу и перевязанный золотым шнурком. Ломтик увидел большой кусок яблочного пирога; сверху он был посыпан сахаром, а внутри чернели изюминки.

Ломтик съел пирог и взялся за пакет № 3. Это была коробка, запечатанная тремя круглыми печатями зелёного сургуча. В коробке лежали три большие тёмно-красные сливы. Ломтик съел сливы и открыл пакет № 4. Он был завёрнут в серебряную бумагу с синими разводами и заклеен золотым ярлычком с надписью: «Привет!» В пакете лежала плитка молочного шоколада и четыре песочных печенья.

Ломтик съел печенье, а шоколад положил в карман. Потом он запил всё это бутылкой молока, тоже стоявшей на подносе. Мама положила рядом с бутылкой соломинку: пить молоко через соломинку необыкновенно интересно! Пообедав, Ломтик аккуратно сложил бумагу, шнурки и ярлычки и отнёс к себе в комнату: всё это могло ещё пригодиться! Затем он вымыл поднос, повесил его на гвоздь и отправился к миссис Спригз. Ему очень хотелось угостить её шоколадом.


Рыженькая очень обрадовалась приглашению, но ей надо было спросить разрешения у тёти. Так и сделали. Миссис Спригз, конечно, разрешила. Уж если быть точным, вот что она ответила:

— Чтоб меня вычистили сапожной щёткой! Да иди себе на здоровье! Возвращайтесь к чаю, а я ис-пеку что-нибудь повкуснее и положу побольше варенья.

В кухне у Ломтика дети нашли на подносе обед из пяти блюд.

Прежде всего — термос с горячим куриным бульоном; к нему была прикреплена записка с надписью:

Как вкусен суп,
И как он хорош!
Но если ты это
Письмо прочтёшь
И взглянешь туда,
Где мёрзнет вода,
Где вечный январь,
Где холод всегда,
То суп твой станет
В то же мгновенье
Не просто суп,
А одно объеденье.

— Как интересно! —воскликнула Рыженькая. —-Будто клад ищем! «Где вечный январь». Значит, там, где холодно. Где бы это могло быть, Ломтик?

— Я угадал, — ответил Ломтик: — в холодильник, конечно.

Он открыл холодильник и не ошибся: рядом с коробкой, наполненной кубиками льда для апельсинового сока, стояла банка с большой наклейкой: «Для супа». В банке лежали крохотные клёцки.

— Молодец! — воскликнула Рыженькая.— Я бы ни за что не догадалась. Мне не приходилось иметь дело с холодильником. Откровенно говоря, я впервые его вижу. Ну, да это неважно. А ты молодец — так быстро всё разгадал!

Дети разлили суп по тарелкам и в каждую положили по полторы дюжины клёцок (то есть, если сосчитать правильно, по восемнадцати штук). Клёцки были такие малюсенькие, что сразу согрелись в горячем супе.

Съев первое, дети стали искать следующий пакет. Он был завёрнут в большой лист синей бумаги и перевязан золотым шнурком. В нём лежали четыре сандвича с яичницей и ещё четыре с яблоками и сгущённым молоком — самые любимые сандвичи Ломтика.

— Они вкусные?—спросила Рыженькая.— Я никогда не ела сгущённого молока с яблоками.

— Вкусные? — переспросил Ломтик. — Язык проглотишь! Ты только попробуй!

Рыженькая попробовала и призналась, что Ломтик совершенно прав.

Покончив с сандвичами, дети принялись искать следующее блюдо и увидели две банки. Они стояли рядом. В одной были засахаренные ренклоды, а в другой — заварной крем. Банки были связаны вместе широкой клетчатой лентой, а на ленте висел ярлычок с надписью:

Ты перемешай нас,
И свершится чудо —
Лучшего на третье
Не найдёшь ты блюда.

Дети съели фрукты с кремом и принялись разыскивать четвёртое блюдо. Тут они увидели две картонные коробки с чудесным мороженым. Оно было слоистое и полосатое: розовое, кофейное и белое.

—- Когда вернусь домой, непременно попрошу маму связать мне такой джемпер,—сказала Рыженькая. — Как надену его, сразу вспомню этот чудесный обед.

Дети без конца возились с мороженым: хотели растянуть удовольствие. Ломтик сначала съел кофейный слой, а Рыженькая — розовый. Всё-таки Ломтик кончил есть последним.

— По-моему, у тебя прекрасные родители, — сказала Рыженькая.

— Ну, и твоя тётя тоже прелесть! — отозвался Ломтик.

Обед дети запили бутылкой молока оранжевого цвета.

Коровы цветного молока, конечно, не дают. Это мама Ломтика подкрасила молоко мандариновым экстрактом, а так как экстракт был хороший, молоко приобрело вкус мандаринов и стало не похоже на настоящее. Ломтику и Рыженькой оно очень понравилось.

После обеда дети почувствовали страшную усталость и уселись на подоконнике открытого окна.


Во-вторых, о превосходстве научного подхода (в детстве меня это поразило).
Дойдя до Грин Лейн, Ломтик оглянулся и вдруг увидел семь кошек, которые гуськом шли за ним. Он остановился, кошки тоже остановились. Но сделали вид, будто им до него и дела нет — просто они поджидают здесь приятеля. Стоило Ломтику двинуться с места, кошки тотчас пошли вслед за ним.

«Интересно, что им от меня надо?» — подумал он.

У Ломтика была такая игра: он воображал себя героем волшебной сказки. Злые ведьмы проделывали с ним разные ужасные штуки, и он всячески изощрялся, чтобы избавиться от их козней. Ломтик редко играл в эту игру: папа и мама рассказывали ему много интересного о своей работе, и он понял, что в жизни иногда происходят такие удивительные вещи, каких даже в самой волшебной сказке не бывает. Но, увидев кошек, он тотчас придумал, будто они принадлежат ведьме, будто ведьма околдовала свиней миссис Спригз, а теперь наслала кошек на Ломтика, чтобы околдовать его, если он попытается лечить свиней.

На самом деле все обстояло иначе. Кошки шли не за Ломтиком, а за бутылкой рыбьего жира, которая была у него в кармане. Но Ломтик никак не мог догадаться, в чём дело. Сначала он подумал, нет ли у него рыбы —кошки всегда идут на запах рыбы. Но уж чего-чего, а рыбы он никогда не носил в кармане! Порой он таскал в кармане мышь, и ей это нравилось. Но рыба ни за что не стала бы жить в кармане!

Ломтик снова обернулся и увидел, что за ним идут уже не семь кошек, а девятнадцать, если считать двух котят за целую кошку. Ломтик вынул руки из карманов и понюхал. Сомнений не было — руки пахли рыбой!

— Удивительно! — сказал Ломтик. — Рыбы в карманах нет, а руки пахнут рыбой!

Он решил хорошенько проверить карманы: а вдруг какая-нибудь знакомая собака спрятала туда рыбу? Ведь прячут же они кости куда им вздумается.

Ломтик остановился и сел на большой камень. Кошки тоже остановились:

сначала полосатая кошка,

за ней чёрная кошка,

потом рыжая с белым кошка,

потом чёрная с белым кошка,

потом ещё полосатая кошка,

потом ещё чёрная кошка,

потом красивая черепаховая с белым кошка,

потом два чёрных котёнка,

потом прелестная совершенно белая кошка,

потом голубая персидская кошка, очень холеная и такая жирная, что ей лень было идти в начале процессии,

потом совершенно необыкновенная сиамская кошка песочного цвета с тёмно-голубыми раскосыми глазами и красивым ошейником,

потом бесхвостая от рождения кошка с острова Мэн,

потом серая кошка,

потом ещё одна чёрная кошка,

потом ещё одна чёрная кошка,

потом ещё одна чёрная кошка,

потом ещё одна чёрная кошка,

потом ещё одна чёрная кошка,

и, наконец, ещё одна чёрная кошка.

Не было только ни одной жёлтой кошки — таких кошек вообще не бывает. Правда, один учёный, друг отца Ломтика, профессор Холдейн, пытался вывести такую породу. Он хотел, чтобы кошка была совсем жёлтая, как очень маленький лев. Один такой котёнок уже родился за месяц до начала нашего рассказа. Но в этой книге вы о нём ничего не узнаете. Пока речь идёт только о Ломтике и о свинках.

Так вот, кошки подошли одна за другой и обступили Ломтика. Они стояли вокруг, пока мальчик выворачивал карманы. Сначала он вытащил связку ключей, но кошки — никакого внимания. Затем пять автобусных билетов — кошки и глазом не моргнули. Затем порядком изгрызенный кусок жевательной резины с прилипшей к нему обгорелой спичкой и старую французскую почтовую марку — кошки и усом не повели. Затем измятую книжку и открытку — кошкам хоть бы что. И наконец — бутылку с рыбьим жиром.

До этой минуты кошки сидели спокойно. Они просто смотрели на Ломтика, мигали и время от времени чихали; но стоило ему вытащить рыбий жир, как кошки бросились на него.. Все. Разом.

Это не шутка, когда на вас вдруг бросаются девятнадцать кошек! Пожалуй, это самое неожиданное из всего, что может произойти. Правда, если бы на вас набросилось девятнадцать овчарок, было бы куда хуже!

С отцом Ломтика однажды так и случилось. На него набросилось пять овчарок. Они сожрали почти всю его одежду и страшно насели на него — он еле от них отвязался. Но это опять-таки особый рассказ.

Все девятнадцать кошек набросились на Ломтика, и от неожиданности он опрокинулся на спину. Кошки полезли на него, и каждая старалась лизнуть бутылку с рыбьим жиром. Кошки даже полезли друг на друга, потому что на Ломтике не хватало места для всех.

Ломтик чувствовал себя отвратительно. Во рту у него торчало два полосатых хвоста и чёрное ухо, а в его собственном правом ухе была рыжая лапа. К счастью, усы персидской кошки пощекотали Ломтику нос, и мальчик громко чихнул. Добрая половина кошек в ужасе отскочила, а остальных будто ветром сдуло.

Ломтик сел и схватил бутылку с рыбьим жиром.

— Как это я не догадался! — сказал он. — Ведь рыбий жир делают из рыбы, поэтому и запах у него рыбный! Ну, уж теперь ни за что не забуду...

Ломтик был очень доволен. Он узнал нечто новое о рыбьем жире, и всё оказалось гораздо интереснее, чем если бы кошек наслала ведьма.

@темы: Позитив, Цитаты, книги

URL
Комментарии
2015-01-26 в 17:47 

Мореяшма
Империя получила урок. Империя благодарит!/We have had an imperial lesson. It may make us an Empire yet!
Углеводы, углеводы, фрукты надо есть отдельно, углеводы.
Меня, конечно, слегка заносит, но обед этого ребёнка заставляет меня страдать. :depr:

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Пока мы лиц не обрели

главная