Риджер
Коллега избавлялась от ненужных журналов и принесла мне старый каталог с выставки Ильи Глазунова. Имя художника я слышала и до этого, но услышанное нисколько не вдохновило меня на знакомство с его работами. Я и сейчас не испытываю желания устраивать более глубокое погружение в его творчество, но несколько работ меня поразили.
Альмандин верно заметила, что он нашел удачную тему и начал штамповать по ней работы (даже в моем тощем каталоге таких картин три). Его картины на историческую тему (Заратустра, Жрец, Умила Новгородская и т.д.) оставляют грустное впечатление: они вроде бы нарочито просты и примитивны по технике, как детские рисунки, но в них за этой техникой ничего нет. Да и сама техника создает впечатление, что он всё-таки не умеет рисовать лица. Его портреты политических деятелей печалят уже по другой причине: они точны, гладки и унылы, как фотография на паспорт. Исключение составляет разве что Индира Ганди: уж очень необычное у неё лицо.
Но некоторые его картины запали мне в душу. Я открыла каталог на случайной картине и забыла его на работе. И весь вечер вспоминала виденную картину: не придумала ли я её? Действительно ли она такая?
Я намеренно не читала ни биографии, ни каких-либо толкований к картинам и не уверена, что хочу их узнавать. Так что я просто приведу под катом несколько картин и постараюсь сформулировать, что именно меня поразило.

Воскрешение Лазаря (1987)

Ужас на лице Лазаря. Я вижу пока только ужас на его лице. Он выходит из смерти, из прошлого и видит будущее: пионеров, перестройку, Горбачева, Новый Арбат, толпы и всё это шумит, гомонит, не исчезает. И нет возврата - прошлое за его спиной догорает.


Вечная Россия (1988)
картина очень большая, поэтому даю ссылкой
Красная площадь переполнена. Лица святых смешиваются с лицами политических деятелей. Сталин едет на тройке палехской росписи. Храм Христа-Спасителя перевернут. Несут гроб Ленина. Портреты вождя, иконы, двухглавый орел, "Вся власть советам". Множество деталей для вдумчивого разглядывания.
(картины из этого же каталога, эксплутирующее эту же идею - Мистерия ХХ века и Великий Эксперимент. В меньшей степени - Лазарь и Китеж-град)


Две картины про некий большой объект и маленького человечка рядом. Лестница (1958) (увы, лестница только с уродливым логотипом) и Волна (1987)

Мне нравится непонятность, неопределенность настроения. Нет ни ужаса, ни обреченности человека, ни величия, грандиозности объекта. Ничего нет, и это интересно.


Русская земля. Годы войны (1984)

У него очень красивое небо на картинах.

@темы: картины